Политика Международная безопасность

Операция «Евромобилизация»: зачем главный дипломат ЕС приехал в Украину

19:16 07 фев 2024.  685 Читайте на: УКР РУС

Во вторник, 6 февраля, в украинскую столицу уже с четвертым с момента старта полномасштабной войны визитом прибыл Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель. О том, что показал приезд главы европейской дипломатии и какие проблемные точки по линии Киев-Брюссель он наглядно проявил, читайте в материале Lenta.UA.

Непосредственно перед своим прибытием в Киев, 5 февраля, Жозеп Боррель посетил Польшу, где дал совместную пресс-конференцию с главой тамошнего МИДа Радославом Сикорским. При этом начал он свой спич именно с украинского вопроса: «Спасибо, мой дорогой министр, мой дорогой Радек. Я еду в Украину. Я еду в Киев и хотел сделать остановку в Варшаве, потому что нам нужно проконсультироваться с нашими польскими друзьями, чтобы лучше понять, как мы можем продолжать нашу поддержку». Таким образом, как видим, главный евродипломат недвусмысленно дал понять, что в Варшаву он приехал только ради Киева, а Польша, если и интересовала его в тот момент, то только как страна, «на сильную поддержку» которой он рассчитывал в украинском контексте. «Хочу поблагодарить вас за важный вклад в общую поддержку Украины Евросоюзом. Я думаю, мы можем сказать: мы договорились, что должны поддерживать Украину не только столько, сколько потребуется, но и чего бы это ни стоило», - подчеркнул прежде чем сесть в поезд на Киев господин Боррель.

В Украине же главный евродипломат, которому из-за ракетных атак рашистов утром 7 февраля пришлось посидеть в укрытии, заявил: «Я здесь, чтобы обсудить с нашими украинскими друзьями непоколебимую поддержку Украины со стороны ЕС – в военной сфере, в финансовой сфере в контексте нового фонда для Украины (Ukraine Facility, имеются в виду одобренные €50млрд – ред.), а также реформы на пути в ЕС». Тут следует отметить, что аккурат перед приездом господина Борреля в Украину Совет ЕС и Европарламент достигли предварительной договоренности о создании нового специального инструмента для поддержки восстановления, реконструкции и модернизации Украины. В пресс-службе Совета ЕС подтвердили, что общий бюджет фонда для Украины, рассчитанный на 2024-2027 годы, составит €50 млрд, из которых €33 млрд придется на кредиты, а €17 млрд- на гранты. К слову, глава ЕК Урсула фон дер Ляйен 6 февраля анонсировала первый транш макрофинансовой помощи из фонда, который поступит Киеву уже в марте. Она, как и Жозеп Боррель в Киеве, который, по словам нашего источника в МИДе, «буквально светился от радости, что Европа, наконец, решила вопрос поддержки Украины», была преисполнена оптимизма и не преминула подчеркнуть, что «Европа верна своему слову».

Волну оптимизма подхватил вчера и председатель Евросовета Шарль Мишель, который на пленарной сессии Европейского парламента заявил, что «каждый евро, потраченный на Украину, - это евро, инвестированный в безопасность и процветание всего цивилизованного мира и в частности ЕС».

Более того, господин Мишель даже попытался вдохновить США, где демократы и республиканцы долгие месяцы не могут согласовать помощь нашей с вами стране: «Хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы обратиться к Палате представителей США с торжественным призывом быстро выделить $60 млрд, необходимых для обеспечения финансовой стабильности Украины».

Глава Евросовета также обрушился с критикой на тех, кто призывает к скорейшему миру с Россией в обмен на территории, заверив, что «ошеломлен заявлениями леворадикалов о необходимости прекратить поставлять оружие Украине». «Вы что хотите? Чтобы украинцы защищались водяными пистолетами или с помощью громких слов?» - заявил господин Мишель.

По всей видимости, в этом пассаже он имел в виду европейских «леваков», однако в купе с призывом к официальному Вашингтону прозвучало это несколько противоречиво, поскольку в Конгрессе-то палки в колеса вопросу финансирования Украины вставляют как раз-таки крайне правые.

С учетом того, что многострадальные €50 млрд предназначены исключительно для невоенной помощи, а потому никак не решают проблему затормозившихся поставок вооружений ВСУ, именно отсутствие решения по военной помощи на уровне ЕС стало топ-темой переговоров Жозепа Борреля с представителями украинской власти.

Как рассказал Lenta.UA близкий к Банковой политолог, «в этом направлении господин Боррель, являющийся активным сторонником разноплановой поддержки Украины, ничем порадовать не смог, поскольку перспективы создания спецфонда на €20 млрд, рассчитанных на четыре года остаются туманными, при том, что украинская власть бьет в набат, говоря, что времени на дискуссии нет».

Отметим, что от лица ЕС финансирование военных нужд воюющей Украины последние два года осуществлялось по линии созданного в марте 2021-го Фонда мира, призванного «сохранять мир, предотвращать конфликты и укреплять международную безопасность». И вплоть до начала пресловутой путинской «спецоперации» деньги из фонда, пополняемого членами ЕС в соответствии с объемами их экономик, шли преимущественно в страны Африки и Восточной Европы. Однако аккурат после 24 февраля 2022 года большая часть средств стала уходить Украине, причем по особой схеме: страны ЕС, поставлявшие Киеву военную помощь, могли запросить из фонда компенсацию за конкретные виды вооружений.

Проблемной точкой в работе данного механизма является то, что фонд был рассчитан до 2027 года. И хотя в 2023 году его пополнили приблизительно на €3 млрд, его запасы все равно почти исчерпались. Именно поэтому в Брюсселе под занавес прошлого года начали думать над реформой Фонда мира, что запустило отдельную дискуссию среди участников ЕС. Как говорят в дипломатических кулуарах, одной из опций, которая, скорее всего, и будет принята, стало предложение создать специальный фонд для военной поддержки Украины сроком на четыре года и ежегодным бюджетом в €5 млрд.

По задумке авторов-лоббистов данной идеи, в новый механизм должны перейти остатки из Фонда мира, а остальная сумма будет пополнена путем взносов стран-членов в соответствии с размером их ВВП. Более того, предполагается, что участие в структуре будет добровольным, чтобы избежать блокировок траншей каким-либо из государств. Такой себе своеобразный «привет» откровенно обнаглевшей Венгрии...

Между тем пока что государства-члены ЕС не смогли решить, как именно необходимо реформировать Фонд мира и на что конкретно должны пойти аккумулированные в новой структуре деньги. Как сообщила давеча газета Financial Times, одним из тормозов в реформировании фонда стала позиция Германии, которая выразила недовольство прежней схемой «сначала заплати, потом получи компенсацию». Берлин и ряд других неназванных участников ЕС выступили за отход от модели возмещения. А несколько ранее среди членов Евросоюза возникла напряженность, когда выяснилось, что главными бенефициарами Фонда мира стали восточноевропейские государства, и прежде всего страны Балтии. Дело в том, что, если какая-либо из стран поставляла оружие, не снятое с производства, то она имела право запросить компенсацию актуальной стоимости данного типа вооружений. Если же в качестве помощи ВСУ отправлялось, например, старое советское «железо», то государство имело право попросить возмещения средств на покупку аналогичной современной системы, стоимость которой, естественно, превышала цену отправленного совкового, грубо говоря, металлолома.

Ничего противозаконного в таком подходе не было, однако западноевропейские страны сочли, что их восточноевропейские партнеры под предлогом помощи Украине обновляют свои арсеналы за счет денег из общей еврокопилки. Те подобные обвинения, понятное дело, отвергли, объяснив поставки старых вооружений необходимостью срочно предоставить Киеву средства, которые ВСУ смогут без подготовки применять в бою. Тем не менее, черная кошка между союзниками ЕС пробежала, посеяв на своем пути зерна сомнения в справедливости работы распределительного механизма. Сейчас же государства с крупной оборонной промышленностью, прежде всего, Франция и Германия, настаивают на скорейшем переходе фонда от компенсации расходов к финансированию совместных контрактов на производство и поставки вооружений. По данным некоторых западных СМИ, планируется оставить в силе принцип возмещения трат до конца 2024-го, а перейти к совместному финансированию уже в следующем году. Однако Париж и Берлин, которые в случае оперативного перехода на новую схему станут главными бенефициарами реформы, считают, что в промедлении нет смысла.

Как бы то ни было, разногласий о том, как и в каком виде будет действовать механизм, среди стран ЕС хватает с головой. Между тем у членов Евросоюза есть примерно месяц на поиск компромисса, поскольку, как заявил в Киеве глава европейской дипломатии Жозеп Боррель, «времени больше нет, а соглашения нужно достичь как можно скорее». К слову, коснулся господин Боррель еще одной – сверхактуальной для Украины темы – поставок артиллерийских снарядов. В частности, он заявил, что ЕС не выполняет собственные планы поставок не потому, что не хватает производственных мощностей, а потому что страны Евросоюза экспортируют снаряды в третьи государства.

ЕС, напомним, в прошлом году пообещал до марта 2024-го поставить Украине один миллион снарядов, но на деле сможет выполнить это обещание максимум наполовину. Поэтому некоторые страны ЕС, в частности Чехия, предлагают закупить снаряды для Украины за пределами союза. Боррель же в свою очередь предлагает покупателям европейских снарядов уступить их нашей с вами стране. «Лучший способ - попробовать сказать остальным: пожалуйста, подождите, вы же не воюете, вы можете подождать сколько-то месяцев – и перенаправить продукцию в Украину. Это – политическое решение, которое должны принять страны Есросоюза», - призвал главный евродипломат. Но примут ли они это решение – пока вопрос, с учетом того что многие страны Запада заявляют о том, что им нужно готовиться к гипотетической войне с путинской Россией.

«Жозеп Боррель заявил, что ЕС не выполнил свои собственные планы по боеприпасам не потому, что у ЕС не хватает своих собственных возможностей, а потому что часть продукции экспортируется в третьи страны. Боррель подчеркнул, что странам ЕС было бы лучше перенаправлять эту продукцию в Украину. На мой взгляд, в этой истории есть два вывода. Во-первых, почему, спрашивается, ЕС не сделал этого раньше? Потому что руководство Евросоюза на самом деле не является эффективным механизмом влияния на оборонную отрасль своих стран. Угроза войны с Россией для Европы еще не стала достаточным фактором в драматическом переформатировании европейской оборонной отрасли, которая является частной, работает на рыночном механизме и сосредоточена на уже оплаченных контрактах. И второй вывод: все же Боррель ошибается в оценке возможностей европейских стран для производства достаточных боеприпасов для удовлетворения реальных потребностей армии Украины», - отмечает военный эксперт Сергей Згурец.

«По оптимистическим показателям, в конце этого года Соединенные Штаты будут производить где -то 1,2 миллиона снарядов. В то же время у европейских стран есть следующие показатели: Rheinmetall производит 800 000, ведущая французская компания боеприпасов будет производить 100 тысяч - около 80 000 в год. То есть, в целом, мы должны ожидать до 2-2,5 миллионов боеприпасов, но это будет в конце этого года при лучших раскладах. Поэтому некоторые страны ЕС, включая страны Балтии, говорят, что им необходимо покупать снаряды у других стран, а не только в странах ЕС. Какими могут быть варианты? Можно говорить о покупке снарядов в Южной Корее, Австралии, Японии, Индии, Пакистане и о поставках кассетных боеприпасов из Соединенных Штатов. Все это можно сделать, и я очень надеюсь, что эти шаги будут предприняты, чтобы минимизировать превосходство противника на поле битвы. Сейчас же наши артиллеристы вынуждены вносить изменения в свою тактику военных действий. Иногда из-за экономии снарядов они вынуждены игнорировать российские атаки небольшими группами, которые повсеместно использует враг. В настоящее время мы вынуждены вывести на передний план FPV-дроны, что может лишь частично компенсировать отсутствие полноценной артиллерии», - подытоживает эксперт.

Новости