Общество Плагиат

Европа наказывает плагиаторов – Украина ставит на руководящие должности

14:00 07 сен 2023.  193 Читайте на: УКР РУС

Министр образования и науки Оксен Лисовой накануне своего назначения на должность (21 марта 2023) попал в скандал: его обвинили в плагиате при подготовке кандидатской диссертации.

С этого момента министр отказался от научной степени, а проверку его диссертации на плагиат приостановили.

Впрочем, пятно на репутации чиновника никуда не делось, и вопрос – достоин ли он занимать свою должность – повис в воздухе. В то же время, вызвав законный интерес: а как подобные ситуации решаются в странах Евросоюза, на который мы сегодня ориентируемся.

Оксенгейт: кандидат-отказник

Уже через несколько дней, как только стало известно, что Оксен Лисовой заменит в должности министра образования и науки Сергея Шкарлета (о котором будет речь ниже), 20 марта на сайте «Ошибки и фальсификации в научных исследованиях» появились сравнительные таблицы автореферата и диссертации Лисового от 2012 года "Социокультурная самоидентификация личности" и ранее опубликованных работ двух других авторов. Оказалось, что работы Я.И. Арабчука "Основные факторы социализации личности в поликультурной среде" и А.В. Зуева «Современная информационная цивилизация и проблема культурной самоидентификации» в диссертации Лисового цитируются дословно целыми абзацами, а также ошибки и форматирование перетекают из текста в текст. При этом в списке использованной литературы работа Ярослава Арабчука отсутствует.

На фоне скандала (а медийная огласка таки была большая) новый министр 23 марта подал свою диссертацию в Национальное агентство по качеству высшего образования (НАКВО) для проверки на предмет плагиата. На своей странице в Фейсбук Лисовой написал: «В случае выявления каких-либо нарушений новой культуры академической добродетели, к формированию которой от меня будет особое внимание, откажусь от ученой степени кандидата наук. Только получу вывод – публично все обнародую».

Результаты проверки Нацагентства еще не появились (по процедуре дело может занять до трех месяцев), а Оксен Лисовой уже 29 мая отказался от учёной степени кандидата наук, о чем сообщил на своей фейсбук-странице. По его словам, на тот момент правительство уже утвердило механизм добровольного отказа от ученой степени. «На себе, собственно, первым и испытывал механизм отказа. Написал соответствующее заявление и со вчера уже не является кандидатом наук», – написал министр.

Однако причины добровольного отказа от ученой степени министр скромно не указал.

А 14 июня НАКВО временно прекратило проверку диссертации Оксена Лисового на плагиат, поскольку тот отказался от своей ученой степени кандидата наук. По словам главы агентства Андрея Бутенко, действия ведомства определены постановлением о присуждении и отмене научных степеней. Поэтому проверять диссертацию человека, не имеющего научной степени, нельзя. Правда, в кейсе Лисового все усложняется тем, что проверку начали до того, как министр отказался от степени.

Взяв паузу, НАКВО обратилось в несколько юридических учреждений, чтобы те дали свою позицию относительно дальнейших действий. Пауза может занять несколько недель. А если истечет 90 дней, определенных на процедуру проверки, срок рассмотрения работы продлят.

Что ж, пока пауза продолжается, есть смысл взглянуть на плагиаторский казус Лисового с других ракурсов. В частности, угрожает ли ему неприятное разоблачение в плагиате какими-либо серьезными последствиями.

Европейский опыт: нулевая толерантность и неотвратимая ответственность

Академическим плагиатом, конечно, болеют не только в Украине. Но реакции и последствия значительно отличаются. Давайте посмотрим – что бывает с власть имущими-плагиаторами в Европе, к которой мы так стремимся.

В январе 2012 года в Венгрии разразился скандал: экономический еженедельник HVG опубликовал статью о том, что докторская диссертация президента страны Пала Шмитта от 1992 года «Анализ программы современных Олимпийских игр» (Шмитт в свое время был олимпийским чемпионом по фехтованию – Ред.) была плагиатом работ болгарского ученого Николая Георгиева и германского ученого Клауса Хейнеманна. Сам Шмитт категорически опровергал эти предположения и на призывы оппозиции уйти в отставку отвечал отказом. В интервью венгерским СМИ Шмитт заявил, что президентские полномочия – это одно, а диссертация 20-летней давности – это другое. Но этим он только усугубил скандал.

29 марта 2012 года докторский совет Будапештского университета медицины и спорта принял решение о лишении Пала Шмитта докторской степени. Уже 2 апреля того же года в выступлении перед парламентом Венгрии Пал Шмитт объявил об увольнении с должности президента.

В мае 2012 года аналогичная история произошла в соседней Румынии. Журнал Nature опубликовал статью, в которой обвинил премьер-министра Виктора Понту в плагиате – использовании в докторской диссертации работ других ученых без ссылок на них. Высшая аттестационная комиссия Румынии и Комиссия по этике Бухарестского университета подтвердили наличие плагиата, сам Понта это отрицал и утверждал, что решение специалистов было «политически мотивированным» в пользу его политического противника, президента Траяна Бэсеску.

Румынский скандал имел не формальные, а общественные последствия: вскоре премьер-министр Понта потерпел поражение на президентских выборах, вопреки всеобщим ожиданиям. А в августе 2016 года его таки лишили ученой степени доктора юридических наук.

В Германии более двух десятков некогда уважаемых политиков за последнее десятилетие столкнулись с обвинениями в недобросовестности при написании их научных работ. Наиболее громким стал скандал с бывшим министром обороны Карлом-Теодором цу Гуттенбергом, который был лишен ученой степени и подал в отставку в 2011 году. Кроме того, суд приговорил его к штрафу в 20 тысяч евро за нарушение авторских прав. А после этого политик, которому в свое время прочили пост бундесканцлера, даже вынужден был эмигрировать в США.

Из-за обвинений в плагиате в 2011 году также вынуждена была подать в отставку и потеряла свою научную степень вице-председатель Европейского парламента Сильвана Кох-Мерин. В 2013 году аналогичным образом была лишена научной степени и подала в отставку в 2013 году экс-министр образования Аннетте Шаван.

Достаточно свежим плагиаторским скандалом стало дело министерши по делам семьи, стариков, женщин и молодежи Франциски Гиффай, которая была вынуждена в ноябре 2020 года отречься от своей докторской степени из-за обвинений в плагиате, и в результате скандала ушла в отставку 2 мая.

После скандала вокруг экс-министра обороны Гуттенберга в 2011 году в Германии родился проект Vroniplag Wiki, который исследует и документирует масштабы плагиата в немецких докторских диссертациях – отчасти именно с целью разоблачения политиков в плагиате.

То есть, видим реальную нулевую толерантность к плагиаторам и неотвратимую ответственность.

Украинская практика: плагиаторы при должностях и бессильный «Десертгейт»

К сожалению, в Украине обвинение в плагиате в адрес политиков и топ-чиновников – это явление, к которому украинское общество уже давно привыкло. Плагиат в Украине часто не является достаточно весомым основанием для отставки политиков. У нас ведь нет ни института репутации, ни правовой базы для противостояния плагиаторам.

За примерами громких скандалов не следует далеко ходить. Предшественник Оксена Лисового Сергей Шкарлет отметился плагиатом в своих трех научных работах, зафиксированным в сентябре 2020 года этическим комитетом НАКВО и международными экспертами из США, Чехии и Польши.

Интересна была реакция господина Шкарлета на обвинение в плагиате: «А какое там может быть сегодня, согласно законодательству, наказание? У нас что: определены какие нормативы? Определены ли какие-либо вообще решения по плагиату? Сегодня это вообще такой предмет спекуляций, этот плагиат».

Собственно, он оказался прав. Ничего ему не было. Кроме разве что, присуждения в мае 2021 года звания «Академическое недостоинство года» в номинации «Плагиатор года». Эту церемонию проводит с 2016 года антиплагиатная инициатива «Дисергейт». И что из этого?

Еще в сентябре 2020 года в Верховную Раду подали законопроект, которым было предложено на законодательном уровне запретить плагиаторам занимать министерские должности или должности руководителей учебных заведений. Образовательный комитет Верховной Рады поддержал этот законопроект, но дальше дело не пошло. По-видимому, он находится на той же доработке, о которой упомянул Оксен Лисовой.

А может, дело в том, что упомянутый комитет Верховной Рады возглавляет Сергей Бабак, которого в 2016 году поймали на плагиате в нескольких научных статьях и докторской диссертации, а затем отменили его степень доктора технических наук. Кстати, Бабак, как и Шкарлет, стал «Плагиатором года» от «Дисергейта» (2019).

Жаль, что когда в Европе разоблаченные на плагиате лица становятся изгоями, которым не подают руки, то у нас такие «ученые» занимают руководящие посты в образовании и науке.

Как отмечает доктор философских наук Татьяна Пархоменко, формирование общественной нетерпимости к коррупции и утверждение культуры добропорядочности является одним из принципов антикоррупционной политики, определенных антикоррупционной стратегией на 2021-2025 годы. А важной составляющей культуры добропорядочности является добропорядочность академическая, которая несовместима с академическим плагиатом. Поэтому особое беспокойство должны вызывать случаи, когда лица, руководящие целыми отраслями или стратегическими предприятиями, получили научные степени по диссертации с плагиатом.

Светлана Благотелева-Волк, координатор инициативы «Дисергейт», утверждает, что слабость украинских институтов позволяет плагиаторам оставаться безнаказанными. По ее словам, проблема плагиата в Украине не имеет простого и быстрого решения, поскольку она отражает общее состояние гражданского сознания и развитие институтов в стране. «Только когда наказание за академическую непорядочность станет рутиной, можно будет говорить об успехе в борьбе с плагиатом», - подчеркивает активистка.

А пока снова имеем то, что имеем – в частности, таких руководителей Минобразования, как плагиаторы Шкарлет и Лисовой. А, наверное, своим ученикам и студентам они списывать запрещали…

Владислав Федоренко