Политика Выборы

Маневр Макрона: что показали для Украины внеплановые выборы во Франции

16:43 09 июл 2024.  441 Читайте на: УКР РУС

Только что прошедшие внеочередные парламентские выборы по-французски ведущие мировые медиа характеризуют как сенсационные. Это вовсе неудивительно, ведь давеча все обсуждали кандидатуры министров в потенциальном правительстве 28-летнего Жордана Барделлы, ожидая неизбежного прихода ультраправой и пророссийской партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен к властному рулю. Однако случилось не так, как ожидалось. Детальнее об этом читайте в материале Lenta.UA.

Несмотря на все прогнозы «Нацобъединение» Марин Ле Пен, (которая аккурат перед выборами обещала запретить ВСУ бить французским вооружением по территории страны-агрессора) к избирательному финишу пришло третьим. Электоральное золото досталось левым из «Нового Народного фронта», серебро завоевали - сторонники президента Макрона. Между тем ни в одной политической силе нет большинства в 289 из 577 мест в нижней палате французского парламента для формирования правительства.

С учетом этого некоторые эксперты прогнозируют весьма и весьма жаркое политическое лето во Франции, которое ознаменуется процессом, хорошо известном всем украинцам как коалициада.

В целом, постизбирательная математика выглядит следующим образом: из 577 мест в Национальном собрании (аналог нашей Верховной Рады – ред.) 182 места получил левый «Новый Народный фронт», в который входят социалисты (59 мест), зеленые (28), коммунисты (9), леворадикальная «Непокорная Франция» (74) и более мелкие левые группы.

168 мандатов завоевал пропрезидентский блок либералов «Вместе за республику». И, наконец, 143 места досталось «Национальному объединению», а еще 45 консервативной партии «Республиканцы».

При этом в первом туре выборов партия Ле Пен существенно опережала тот же пропрезидентский блок и левых и претендовала на 200-240 мандатов. Однако французы, похоже, решили не рисковать. К слову, явка во втором туре выросла до 66,7% - это наивысший показатель по выборам с конца 90-х.

Правда, с тем, чтобы «прокатить» Ле Пен и компанию, левые и соратники президента Макрона на многих участках снимали своих кандидатов в пользу друг друга.

Однако это был ситуативный союз. А вот с тем, чтобы сформировать правительство большинства левым, нужно идти на компромиссы со сторонниками Макрона, но те не хотят иметь ничего общего с леворадикальной «Непокорившейся Францией», получившей наибольшее количество депутатов в левом альянсе (74). В общем, заложить коалиционный фундамент будет непросто.

Согласно закону, премьера во Франции назначает президент. Вместе с тем тамошняя Конституция четко определяет, что если парламент не утвердит программу правительства, премьер должен подать в отставку. Таким образом, у любого главы правительства должна быть поддержка парламентского большинства. Так что, как правило, президенты поручают формировать правительство партиям-победителям выборов. С учетом непростых отношений левых и макронистов, эксперты прогнозируют затяжную коалициаду с возможным последующим формированием технократического правительства.

В ночь победы «Нового народного фронта» глава крайне левой партии «Непокорившаяся Франция» Жан-Люк Меланшон, который, к слову, выступает против поддержки Украины, выступил с радостной и самодовольной речью, заявляя о премьерских амбициях.

Впрочем, как отмечают французские эксперты, в будущем премьер-министр из лидеров «Нового народного фронта» не исключен, однако он вряд ли может быть радикалом как, например, упомянутый Меланшон. Скорее напрашивается фигура из рядов зеленых или социалистов. Ну, а сей час, как пишет Le Monde, президент Макрон просто дожидается, пока левые передерутся между собой на тему, кто из них более достоин возглавить правительство.

Еще в воскресенье премьер-министр Габриэль Атталь пообещал подать в отставку и на следующий день свое обещание выполнил, приехав с заявлением в Елисейский дворец. Однако Эмманюэль Макрон отставку не принял, объяснив, что премьеру предстоит еще поработать ради стабильности в стране. Вполне понятное решение, особенно ввиду стоящих на пороге Олимпийских игр.

Традиционно премьер, представляющий проигравшую партию, подает в отставку. Но, акцентирует Reuters, во-первых, партия Макрона не так чтобы сокрушительно проиграла. А во-вторых, все помнят, что Элизабет Борн также подавала в отставку после относительной неудачи на парламентских выборах в 2022-м, но осталась на посту и еще полтора года премьерствовала.

Несмотря на политическую неопределенность, похолодания в отношениях по линии Киев-Париж ожидать не стоит, полагают эксперты, апеллируя прежде всего к тому, что внешнюю политику будет определять Эмманюэль Макрон, а для Украины это лучший вариант. Пожалуй, самым неприятным сценарием для Киева – и, соответственно, самым удобным для Москвы – была бы победа крайне правых, которых на протяжении многих лет обвиняют в связях с Кремлем. К слову, Москва за три дня до выборов, оказала медвежью услугу Марин Ле Пен, когда росМИД официально поддержал ее партию.

«Во Франции растет запрос на суверенную, отвечающую национальным интересам внешнюю политику, на избавление от диктата США и ЕС, - заявил представитель МИД РФ Андрей Настасьин. - Французским властям невозможно будет игнорировать эти фундаментальные сдвиги в настроениях подавляющего большинства сограждан». Явно не ожидавшая такой «поддержки» Ле Пен немедленно назвала это провокацией и вмешательством в выборы.

В целом, общее настроение по итогам голосования во Франции наиболее емко обрисовал польский премьер Дональд Туск, с которым, к слову, в понедельник, 8 июля президент Владимир Зеленский подписал долгосрочное Соглашение в сфере безопасности.

«В Париже – восторг, в Москве – разочарование, в Киеве – облегчение. Этого достаточно, чтобы быть счастливым в Варшаве», - написал глава польского правительства в соцсетях.

Тем временем международные масс-медиа единодушны в оценках итогов парламентских выборов во Франции. Они отмечают феноменальный успех тактического голосования центристов и левых, который не позволил ультраправым выйти на первое место по количеству мест в парламенте.

«Президент Франции Эмманюэль Макрон, заядлый игрок, получил право играть дальше... Внеочередные выборы казались достойными драмы Netflix, но их результаты выглядят еще более достойными этого. Макрон может себе позволить фирменную самодовольную улыбку при виде того, как его заклятый враг Ле Пен отстает от других со 143 местами», - отмечает Bloomberg. «Макрон превратился из короля в делателя королей и он, скорее всего, будет смотреть влево, а не вправо, чтобы сделать первый шаг к коалиции», - подытоживает агентство.

В свою очередь Financial Times делает следующий акцент: «Результата Ле Пен достаточно для того, чтобы Эмманюэль Макрон утверждал, что его предвыборная авантюра (его союзники предпочитают называть ее рациональной стратегией, достойной Декарта) в конечном счете окупилась. Он может сказать, что остановил популистскую лихорадку, охватившую страну, помешал, казалось бы, неумолимому подъему крайне правых. Более того, его альянс центристских партий показал себя гораздо лучше, чем ожидалось и занял прочное второе место».

«Такой кардинальный переворот в настроениях за неделю между двумя выборными воскресеньями в Пятой республике связан не только с успешными действиями республиканского фронта, но и с тем, что «Национальное объединение» - все еще партия крайне правых с идеологией, пропитанной ксенофобией. Камуфляж, использовавшийся в годы «банализации» партии, за время этой кампании разошелся по швам, обнажил множество кандидатов-антисемитов, расистов или гомофобов, никоим образом не подготовленных к той роли, на которую они претендовали. Обнажилась также программа, которая по-прежнему строится на дискриминации, стигматизации и отвержении целых категорий населения. На выборах 7 июля явное большинство французов отвергло эту худшую политику. Франция смогла сказать «нет» «Национальному объединению», и в этом скрытое достоинство всего голосования», - констатирует французская Le Monde.