Война и мир Война

«Могилизация» в действии: какую цену заплатит Путин за частичный призыв

19:50 27 сен 2022.  199 Читайте на: УКР РУС

Вот уже целую неделю — аккурат с момента оглашения Путиным так называемой частичной мобилизации в различных регионах России продолжаются несанкционированные протесты против отправки «освободителей» в Украину. Но могут ли спонтанно-ситуативные бунты стать ощутимой трещиной в наглухо зацементированной десятилетиями стене кремлевского режима, разбиралась Lenta.UA.

В Российской Федерации продолжаются стихийные протесты против мобилизации на войну с Украиной. К примеру, в Дагестане люди под аккомпанемент предупредительных выстрелов силовиков в воздух перекрывали шоссе и скандировали «нет войне», а в Якутии, выкрикивая тот же лозунг, водили хоровод на центральной площади. Имеют также место и более радикальные формы несогласия как-то поджоги военкоматов или умышленные убийства военных чиновников регионального уровня.

Несменный хозяин Кремля, напомним, объявил «частичную мобилизацию» на войну с Украиной 21 сентября. Собственно, с этого дня в разных городах и поселках России идут несанкционированные акции протеста либо против мобилизации вообще, либо против ее массового характера. По данным российской правозащитной организации (объявлена Кремлем «нежелательной» - ред.) ОВД-Инфо, всего за последние шесть дней на протестах против мобилизации в разных городах России были задержаны более двух с половиной тысяч человек.

Отреагировал на ситуацию в стране-агрессоре в своем традиционном вечернем телеобращении президент Владимир Зеленский. В частности, действующий глава государства пообещал гуманное обращение российским солдатам, которые решат добровольно сдаться в плен. Украинские военные будут обращаться с ними цивилизованно и в соответствии с международными конвенциями, заверил Зеленский. «Не взять повестку лучше, чем погибнуть на чужой земле военным преступником. Убежать от преступной мобилизации лучше, чем быть искалеченным и потом еще отвечать перед судом за участие в агрессивной войне. Сдаться в украинский плен лучше, чем погибнуть под ударами нашего оружия», - акцентировал Зе, попутно пообещав, что, во-первых, российские власти не узнают обстоятельств попадания в плен, а во-вторых, ни один россиянин не будет выдан Москве против его воли. Призыв украинского президента прозвучал, отметим, на фоне подписания Путиным указа об увеличении наказания за дезертирство и неподчинение приказам - теперь обвиняемым по ним грозит до десяти лет тюрьмы.

Как заявил Путин, а вслед за ним и министр обороны РФ Сергей Шойгу, мобилизации подлежат те, кто отслужил в армии, имеет военно-учетную специальность. Кроме того, мобилизованы будут те, кто имеет боевой опыт. Шойгу сказал, что это затронет лишь один процент от общего мобилизационного ресурса. Всего, по словам тамошнего профильного министра, будут призваны в армию 300 тысяч человек. Между тем в тексте указа никак не определены все те ограничения, о которых говорили Путин и Шойгу. Там лишь говорится о том, что мобилизация будет частичной. То есть, не исключено, что посредством абстрактных формулировок российский правящий режим пытается замаскировать настоящие масштабы мобилизации.

Следует отдельно отметить, что о возможности проведения полной или частичной мобилизации в России активно говорили еще в начале мая. Тогда считали, что Владимир Путин может приурочить объявление войны Украине аккурат ко Дню победы 9 мая, и за этим незамедлительно последует объявление мобилизации. Но этого в последствии так и не произошло. Многие сочли это результатом опасений росвластей по поводу того, что такой шаг может вызвать недовольство в обществе. Однако провести всеобщую или хотя бы частичную мобилизацию Путина систематически призывали многие «патриотически настроенные» российские политики, пропагандисты, блогеры и так называемые эксперты. Причем, эти требования порой публиковались в довольно резкой и даже оскорбительной для Кремля форме.

Ключевой аргумент сторонников объявления «полноценной войны» был таков: без проведения мобилизации России грозит «железное» поражение на фронте. Кстати говоря, отчасти эти прогнозы уже сбылись: хотя рашисты пока что, увы, не потерпели полного фиаско, но Украина смогла воспользоваться нехваткой живой силы оккупантов на фронте, собрать и подготовить достаточно войск, чтобы провести блестящее во всех смыслах контрнаступление под Харьковом. Но станет ли «мобилизационное» решение бункерного обитателя спасительным средством для «освободителей» на линии фронта с одной стороны, а на политическом фланге для Кремля, с другой? Вряд ли. Чем глубже Путин погружается в тему так называемой частичной мобилизации, тем более безвыходной для него становится ситуация, - констатируют эксперты.

«Все эти мобилизационные действия направлены на то, чтобы прикрыть позор Кремля, который увидел весь мир на Харьковщине. То есть, всем стало понятно, что армии, о которой многие годы рассказывали российские власти, в реальности не существует. У Путина нет времени и отсчет идет, к примеру, к следующему поражению на Херсонщине. Но «съест» ли российский народ еще одно поражение – большой вопрос.  Объявленная частичная мобилизация потихоньку, но все-таки расшатывает ситуацию в России. Вполне возможно, что Кавказ станет тем кластером, который подожжет всю РФ. Однако в любом случае это произойдет не сегодня и не завтра. Нужно время… Сейчас мобилизованные боятся ехать в Украину, но потом они поедут назад: кто в пакете, а кто – раненный. И это тоже будет ударом по Путину. Поэтому, я не думаю, что Путин сейчас будет играть в длинную. Он, вероятнее всего, будет, как говорят в боксе, максимально сокращать дистанцию и наносить те удары, которые, по его мнению, могут быть результативными тут и сразу», - отмечает политолог Олег Лесной.

Говоря о потенциале протестных акций, в частности их гипотетической пользе для нашей с вами страны, эксперт делает следующий акцент: «Прежде всего, меня не устраивает тональность протестов. Она была бы продуктивной, если бы эта протестная волна носила антивоенную, а не антимобилизационную тематику. То есть, получается, что саму войну они где-то поддерживают, когда воюют не они, но не видят причины. Так вот причина должна быть четко обозначена – это война, а война – это Путин. Когда причина будет артикулирована, можно ожидать, что протестные волны обретут политический характер. Сейчас же, думаю, эти волны не наберут массовости, потому что у тамошних силовиков есть ресурсы подавить их на корню. Но у мобилизационной медали есть и другая сторона – это «двухсотые» и «трехсотые». Когда их будет, в чем нет ни малейшего сомнения, много, все эти похоронки станут куда более мощным влиянием на россиян, чем роспропаганда. И вот тогда, вполне возможно вспыхнут массовые протесты, которые будут опираться на горький опыт потери родных и близких. Это будет куда более мощная волна».

Не секрет, что на сегодня, пожалуй, самой большой проблемой для российских войск в войне с Украиной стала нехватка личного состава. По мнению экспертов, российская армия обладает количественным превосходством в военной технике, фронтовой и стратегической авиации, военно-морских силах, однако прежде всего ей не хватает «освободителей». По разным оценкам, ВСУ превосходят российские войска в связи, высокоточном оружии тактического уровня, средствах разведки и общей организации, но главное – у Украины есть численное преимущество в живой силе. И наша страна в полной мере реализовала это преимущество в ходе недавнего наступления под Харьковом. На участке фронта, который был выбран для удара, плотность российских войск была крайне невысока и ВСУ удалось достичь перевеса, прорвав российскую оборону.

Очевидно, что дефицит живой силы на фронте невозможно компенсировать ничем – танки, артиллерия, ракеты, тем более авиация и флот не могут захватывать и удерживать территорию. Это может сделать только пехота. Живая сила нужна не только для ведения боевых действий, но и для удержания территории.

Кремль, как известно, пытался справиться с нехваткой войск, набирая добровольцев в регионах и даже агитируя заключенных вступить в небезызвестную частную военную компанию «Вагнер». Впрочем, такие меры, очевидно, не помогли решить эту проблему кардинально, поэтому Путин и пошел на так называемую частичную мобилизацию, которая несет за собой воз и маленькую тележку проблем. Каких?

Во-первых, это вышеупомянутые антимобилизационные митинги. Да, они сегодня, учитывая масштабы самой России, являются немногочисленными и малозаметными, однако протестная «вода» так или иначе точит камни кремлевского режима.

Во-вторых, достаточно остро стоит вопрос обеспечения мобилизованных. Если РФ получится мобилизовать, как обещал Шойгу, 300 тысяч человек, то перед российским министерством обороны возникнет проблема – найти для них все необходимое. Советские запасы тут помогут мало, потому что воевать в сапогах, стальных касках и гимнастерках в XXI веке против украинской армии, вооруженной по западным стандартам, согласитесь, не самый лучший для Кремля вариант. Помимо этого, выплаты и различные льготы мобилизованным могут стать существенной нагрузкой на российский госбюджет, планирование которого сейчас происходит при очень тяжелых обстоятельствах. 2022-й РФ впервые за долгие годы закончит с дефицитом как минимум в 1,6 трлн рублей. Тамошний премьер Михаил Мишустин давеча заявил, что ближайшие три года тоже будут дефицитными. В 2023 году дефицит госбюджета составит 3 трлн рублей, а это 2% ВВП. Пока что, к слову, до конца не ясно, учитывают ли эти параметры все санкционные риски, а также расходы на мобилизацию, которые могут оказаться, ну очень и очень высокими. Еще одна потенциальная гигантская статья расходов российского правительства - содержание оккупированных территорий Украины, если, конечно, «освободители» смогут их удержать. Что все это суммарно означает для рядового российского обывателя? То, что тех, кого непосредственно не коснется мобилизация и война, непременно и неминуемо затронет экономический кризис.

В-третьих, со стартом мобилизации может возникнуть проблема подготовки военнослужащих. Судя по словам Путина и Шойгу, мобилизация будет проходить в несколько волн, и прежде всего в армию попадут люди, имеющие боевой опыт или отслужившие срочную службу, а также имеющие военно-учетную специальность. Но в любом случае в частях и соединениях необходимо будет провести боевое слаживание, а также подготовку мобилизованных, большинство из которых, вероятно, уже могли потерять профессиональные военные навыки. Подготовка мобилизованных «освободителей» по оценкам военных экспертов в среднем может занять два-три месяца. Этот временной зазор вряд ли не используют героические во всех смыслах ВСУ... 

Наконец, не следует забывать о том, что мобилизация- мероприятие принудительное. То есть, мобилизованные отличаются от контрактников и добровольцев прежде всего тем, что последние идут служить по доброй воле. Другими словами, отличие – в мотивации, которая у россиян сегодня отсутствует. Об этом, среди прочего, свидетельствует сверхактивное «голосование ногами», когда во избежание мобилизации российские мужчины, подпадающие под частичный путинский призов, в пожарном порядке покидают пределы России.

Новости